Охота с луком и арбалетом в России, видео про охоту с луком и арбалетом в России, купить охотничий лук и арбалет в России, луки для охоты, арбалет для охоты купить
Поиск по сайту
Рассылка новостей
Охотничьи луки, охотничьи арбалеты, Archery, Bow & crossbow, луки и стрелы для охоты
купить лук, купить арбалет, купить лук для охоты, купить арбалет для охоты, купить рогатку для охоты, набор для выживания
Грибы, где собирать грибы, когда собирать грибы, календарь грибника
25.08Натаска легавой собаки на дикую и подсадную птицу в лесу и в вольере
Натаска легавых собак занятие трудное, но благодарное. Легавая собака на охоте не только значительно упрощает добычу птицы и зверя, но и делает возможным участие охотника в таких охотах, которые без собаки просто невозможны. Сама по себе охота с легавой собакой является особым видом занятия и отдыха, иногда даже делающего совсем не важным результат этого занятия. В любом случае правильно натасканная легавая охотничья собака - незаменимый помощник охотника.

Натаска легавой собаки на дикую и подсадную птицу в лесу и в вольере


У каждого владельца щенка назревает острый вопрос: как и где будет натаскиваться его питомец?
У большинства охотников есть стремление устроить своего щенка в натаску к егерю-профессионалу. Необходимо ли это и нельзя ли обойтись без егерей? Ведь егерей, действительно знающих свое дело, очень и очень мало, они обычно перегружены большим количеством отданных им в натаску собак и не могут уделять должного внимания щенкам, менее одаренным и туго принимающимся в поле.
 

Кроме того, не следует забывать, что для правильной постановки собаки в поле первенствующее значение имеет рационально воспитание щенка. Это воспитание далеко не исчерпывается лишь выращиванием и хорошим уходом за ним. Важно, чтобы владелец тонко изучил характер своего щенка применял к нему такой подход, который бы помог выработать понятливую и послушную собаку, усвоившую основные требования дрессировки и натаски. Всегда ли можно положиться в этом деле на егеря?

К сожалению, не всегда. Известны случаи, когда собаки, прекрасно поставленные егерями и даже награжденные на полевых испытаниях, попадая в руки своих владельцев, после нескольких же охот выходили у них из повиновения и начинали гонять дичь.

Объясняется это тем, что владельцы зачастую не знают, а иногда и не способны применить те приемы ведения собаки в поле, которые были применены обучавшим ее егерем.

Вывод из этого может быть только один: каждого настоящего охотника вполне может удовлетворить на охоте только та собака, которая воспитана и натаскана непосредственно им самим.

Натаска легавой не так сложна, как это кажется на первый взгляд. Она зависит прежде всего от природных данных щенка и от умелого подхода к нему со стороны воспитателя. Не останавливаясь на отдельных деталях дрессировки и натаски легавой, которые подробно изложены в первой части настоящего раздела, полезно ознакомить начинающих охотников с некоторыми основными принципами правильной постановки легавой собаки в поле.

Большим залогом для успеха в натаске служит не только кровность и порожистость щенка, но и происхождение его от полевых собак. Последнее требование не менее важно. Если у щенка есть ближайшие родственники по восходящей линии, не работавшие в поле, его природные охотничьи инстинкты могут быть заглушены, и понадобится много труда, чтобы их возродить.

Не менее важно и то, чтобы щенок был взят в возможно раннем (до трехмесячного) возрасте. В этом случае гораздо легче изучить его характер и сообразно с этим применить при его дрессировке и натаске те или другие методы, чтобы полностью подчинить его своей воле.

Во все времена обучения щенка всегда требуется ласковое с ним обращение; наказание может быть применено лишь как крайняя мера, в случае совершения щенком серьезного проступка и только тогда, когда есть полная уверенность, что щенок понимает, за что его наказывают.

До выхода в поле необходимо, чтобы щенок прошел домашнюю дрессировку и четко выполнял приказание лежать при поднятии руки как вблизи, так и на расстоянии, был бы позывист на свисток, шел бы спокойно у ноги и знал бы команды "вперед" и "назад".

Никогда не следует обучать щенка проделыванию различных трюков, которые никогда не потребуются в обстановке охоты. Это только осложнит дрессировку и может повредить, четкости исполнения им действительно необходимых требований на охоте.

Щенок с более смелым, решительным характером и с большой страстью обыкновенно требует более основательной работы над собой, чем вялый и флегматичный. Зато в конце натаски и все преимущества в красоте и четкости работы останутся за первым из них.
 

НАТАСКА ЛЕГАВОЙ ПО ВОЛЬНОЙ ДИЧИ

Натаску надо начинать, когда щенок достигнет зрелого возраста. Для сук - при их несколько раннем развитии - это десять месяцев, для кобелей - один год. Лучшим временем для натаски надо считать июль, когда молодые выводки и птиц, недалеко перемещаясь, крепко затаиваются и позволяют молодой собаке хорошо выдерживать над ними стойку.

Первоначальную постановку собаки рекомендуется проводить обязательно по болоту, где на обширном, открытом пространстве можно видеть все элементы работы собаки, а также точно замечать место посадки перемещенной птицы, что столь необходимо для определения одного из самых существенных качеств собаки - ее чутья.

Можно уверенно сказать, что легавая собака, правильно поставленная по болоту, будет хорошо работать и в лесу, между тем как собака, первоначально работавшая по лесу, обыкновенно крайне туго принимается в болоте. Лучшей птицей для натаски легавой надо считать дупеля, который держится в большинстве случаев в нетопких местах, крепко затаивается и, недалеко перемещаясь, позволяет хорошо развить у собаки ее природные данные в отношении чутья и вполне закрепить стойку.



С успехом можно дать работать молодой собаке и по бекасу, несколько более осторожному и обыкновенно ютящемуся в более топких и тяжелых для работы местах.

Если поблизости нет подходящих болот, наиболее удобной для натаски дичью является перепел. Эта птица также довольно крепко затаивается, но она очень быстро и далеко бежит и дает меньше запаха, нежели дупель или бекас, чем и представляет большую трудность в работе для начинающей собаки.

Перед натаской желательно заранее подыскать нетопкое, совершенно открытое болотце, где обитает несколько дупелей или бекасов.

Для розыска дичи можно использовать старую опытную собаку, но в дальнейшем при натаске щенка не следует брать ее с собой. Правда, собака могла бы несколько ускорить постановку щенка по дичи. Но даже опытная собака может быть не лишена тех или иных недостатков, которые могут привиться начинающему впечатлительному щенку. Каждый же владелец всегда вправе полагать, что из его щенка выработается еще лучшая по полевым качествам новая собака, чем имеющаяся у него старая.

Никогда не следует приучать, щенка к выстрелу вне охотничьей обстановки, чтобы не запугать его. Бывали случаи, когда охотники во время привала забавлялись, стреляя в лет по бросаемым предметам, не обращая внимания на отдыхавших рядом собак; в результате собаки с повышенной нервозностью оказывались настолько напуганы, что впоследствии стоило больших усилий отучить их от боязни выстрела.

Лишь после того как собака примется работать по птице, можно делать не более двух-трех выстрелов за выход с нею в поле, но обязательно во время работы ее по птице; тогда собака не обратит никакого внимания на выстрел. Лучше всего на первых порах стрелять уменьшенными, холостыми зарядами.

Если щенок прошел домашнюю дрессировку и отчетливо выполняет все необходимые требования, то это еще не значит, что он будет так же послушен при выходе в поле и особенно при первых встречах с птицей. Необходимо всегда иметь при себе легкий парфорс с не очень длинной (506 м) бечевкой или шнуром, и в случае малейшего ослушания щенка необходимо их использовать, повторяя методы предварительной дрессировки.

Посылать собаку работать следует только при достаточном ветре и пускать ее в поиск обязательно против ветра. Именно при этих условиях легко вырабатывается правильность поиска "челноком", когда собака работает на равномерных параллелях, перпендикулярно ходу ведущего ее охотника. Кроме того, поиск против ветра не приучает ее копаться по набродам и работать по следу, а заставляет приучивать птицу верхом.

Итак, при первых выходах в поле надо быть всегда готовым к тому, что щенок, уйдя на значительное расстояние и не обращая внимания на свистки и окрики "лечь", будет носиться стремглав по болоту, старательно гоняясь за птичками и различными мотыльками.

Ни в коем случае не следует, возвышая голос и усиливая свистки, бросаться вслед за ним и стараться его поймать. В данный момент все это бесполезно. Надо остаться на месте и спокойно ожидать его возвращения. И действительно, спустя немного времени ваш щенок, видя бесполезность гоньбы за птичками, устав от проявленной им излишней горячности, остепенится и сам захочет найти своего владельца. Вот теперь-то и надо Дать свисток, на который растерявшийся щенок опрометью бросится к вам. При подходе же щенка не надо его наказывать, а, приласкав и сказав ему "лечь", уложить около себя. Дав щенку отдохнуть и пристегнув за карабин к ошейнику бечевку, можно снова пустить его в поиск. На этот раз щенок проявит больше хладнокровия, не будет уноситься так далеко и весь его поиск станет осмысленнее.

Вот он уже начинает обыскивать ту часть болота, где накануне вы обнаружили выводок дупелей, и вдруг, внезапно сократив свой ход и постепенно переходя на медленную поступь, начинает жадно ловить против ветра частички неведомого для него, но столь манящего к себе запаха (потяжка) и после нескольких шагов замирает в каком-то оцепенении на месте (стойка).

Необходимо сейчас же подойти к щенку и, взяв на всякий случай за конец пристегнутой к его ошейнику бечевки, дать ему постоять 2 - 3 мин, а затем уверенным словом вперед послать его подать птицу. Если щенок продвинется осторожно на несколько шагов вперед (подводка) и по взлете птицы спокойно останется на месте, то, сказав ему "лечь" и поощрив лакомством, следует дать щенку возможность прийти в себя после первой его встречи с дичью.

Может случиться и так, что после посыла щенок бросится, стремясь ее поймать. Конец бечевки, находящийся у вас в руках, удержит щенка на месте, а слово "лечь" заставит его лечь. Никаких крутых мер в этом случае не следует принимать, а каждый раз при его бросках, осаживая подергиванием за бечевку и приговаривая при этом "тише", "назад" и часто укладывая его словом "лечь", можно в короткое время искоренить в нем этот недостаток.


Гораздо сложнее, если щенок, невзирая на посыл и всевозможные увещания, будет стоять на стойке, не желая двигаться вперед. Зайдя вперед и стронув птицу, следует, не задерживая щенка, позволить ему обнюхать место сидки снявшейся птицы и всячески ласковыми поощрениями понуждать его быстрее двигаться. Избавить собаку от задержанной подводки - дело нелегкое, оно требует терпения и немалого опыта.

При работе собаки в поле требуется большая систематичность. Разумеется, никогда не следует излишне переутомлять собаку, так как это заглушает и ней страсть и может научить ее копаться по набродам и развить склонность к работе низом.

Многие охотники стремятся к тому, чтобы их собаки подавали убитую дичь. Ни в коем случае не следует учить подаче птицы первопольную собаку. Стремление схватить и помять птицу заставит собаку срывать стойку, а по взлете птицы беспощадно ее гнать.

Особенно рискованно дозволять собаке ловить подранка; также всячески надо избегать работы собаки по коростелям, курочкам и молодым утиным выводкам, нередко ютящимся в кочкарнике заливных лугов. Не выдерживая стойки и нервируя собаку, эта дичь приучает ее к следовой работе и тем самым значительно снижает общий стиль ее поиска.

Натаска своего щенка - одно из самых приятных развлечений благодаря ряду неожиданностей, которые приходится переживать любителю охотнику в различных стадиях работы его будущего помощника на охоте.

Перед первым выходом в поле для натаски молодой собаки по вольной птице натасчик должен осознать и твердо запомнить следующее.

Направление движения. Натаскивая собаку, следует пускать ее в поиск, только двигаясь против ветра. Только при таком движении натасчика создаются, во-первых, наиболее благоприятные условия для причуивания собакой птицы, а во-вторых, предпосылки для отработки у собаки правильного поиска челноком.

Совершенно ясно, что собака, подходящая к птице сбоку или заходящая сзади от нее, не может правильно отработать птицу, не может на нужном расстоянии прихватить ее запах, лишена возможности разобраться в запахах и сделать стойку. Даже если в каких-то случаях собака и причует такую птицу, то, находясь близко от нее, сделает стойку с хода, и нет никакой гарантии, что птица эту стойку выдержит. Но если даже это произойдет, собака продемонстрирует крайне малую дальность чутья, что приведет к чрезвычайно низкой его оценке на испытаниях. На охоте если собака делает стойку с хода, буквально налетев на птицу, у охотника нет времени, чтобы подготовиться к выстрелу, занять более удобную позицию, так как птица вылетит очень скоро. Впрочем, на практике эти стойки с хода сбоку от птицы достаточно редки, потому что мало встречается столь спокойных птиц. Большей частью подходы собаки к птице сбоку оканчиваются самым обычным спором, то вправо, т.е. подъемом ее без причуивания. Собак за это на испытаниях наказывают, а за несколько споров могут и вовсе с испытаний снять, хотя наказывать надо, скорее, ее натасчика, который не вел собаку строго вольной птице на ветер.

Не менее важное значение имеет перемещение строго на ветер и для отработки поиска собаки. Если собака заранее не обучена челноку, то единственный способ ее обучения этому - движение на ветер. Обонятельный аппарат собаки устроен так, что наиболее благоприятным положением для нее во время прихватки запаха, обеспечивающим дальнее причуивание, является ее боковое расположение к ветру. Собака, идущая прямо на ветер, демонстрирует более короткие прихватки запаха, чем собака, находящаяся в момент прихватки боком к ветру. На охоте, да и на испытаниях часто можно наблюдать такую картину. Собака на поиске прихватила запах и двинулась на ветер в направлении источника запаха. Если птица недалеко, собака идет прямо. Если же расстояние значительное, то, развернувшись с челнока и пойдя прямо на ветер, собака в первый момент иногда оказывается как бы в растерянности: запах вдруг же, уменьшился. Неопытная собака замечется на месте, опытная же в этом случае движется вперед, как говорят охотники, "галсами", т.е. сбрасываясь то вправо, то влево на несколько шагов, ловя запах, располагаясь к ветру боком. При дальнейшем перемещении вперед собака вскоре прекращает эти "сбрасывания" и идет на запах прямо, но если до источника все еще далеко, она теперь просто поводит носом то влево, располагая морду боковой стороной к ветру. Как объяснить это явление, т.е. как бы усиление чутья при боковом расположении к ветру, неизвестно. Некоторые считают, что при направлении морды собаки прямо на ветер "молекулы запаха" как бы "проскакивают" в большом количестве прямо в легкие, минуя обонятельные рецепторы. При боковом же расположении морды к ветру большая часть частиц запаха попадает именно в рецепторы, чему способствует дополнительный разрез ноздри книзу; в этом случае собака чует лучше. Так это или как-то иначе, но факт остается фактом: опытные собаки работают именно таким образом, стремясь разобраться в слабых запахах.

Эта особенность чутья собак хорошо известна опытным охотникам. Они, ведя собаку во время натаски на корде к перемещенной птице, никогда не ведут ее прямо, а всегда заставляют идти как бы миничелноком, т.е., двигаясь вперед, ведут ее вправо на несколько метров, затем влево на столько же, давая возможность собаке расположиться к птице боком и прихватить ее запах подальше.

Собаки, даже совсем начинающие, но чутьистые, скоро осознают выгоды бокового расположения к ветру и в поиске сами начинают двигаться именно таким образом. Поэтому большая часть собак, даже никогда до этого не обучавшаяся челноку, в конце концов начинает искать дичь именно челноком, как наиболее выгодным для причуивания, а потому и наиболее добычливым способом движения при розыске дичи. Сказанное подтверждается опытами, проведенными, в частности, С.А.Корытиным. Он пишет: "Совершенному обонянию у собак обычно сопутствует активный поиск... У животных с плохим обонянием малоактивный поиск встречается чаще". Отсюда следует, что по рисунку поиска, его активности и быстроте можно заранее сказать что-то и о чутье собаки, еще не видев его проявления.

Из сказанного однозначно вытекает необходимость для натасчика ходить только на ветер. Чем больше он ходит именно так, тем скорее его собака, если она чутьистая, поймет выгоды движения челноком. Если же натасчик будет перемещаться как-то иначе, то мало того, что его собака будет спарывать дичь, она и челнок освоит не скоро.

Учет силы ветра. В безветрие натаски нет, так как при полном отсутствии ветра собака лишена возможности правильно пользоваться чутьем. Как работает легавая? Находясь в поиске, она все время "просеивает" чутьем множество доносящихся до нее запахов. Их разнообразие буквально бесчисленно. Здесь и разные запахи от почвы, и запахи трав, и запахи удобрений, и запахи ранее прошедших людей. До легавой доносятся запахи дыма с какого-нибудь торфяника, запахи селений во всем их многообразии, запахи шоссе и дорог, а также запахи многочисленной болотной и полевой живности: птичек, ежей, лягушек, мышей и т.д. и т.п. Все эти запахи доносит до легавой ветер, и все она должна проанализировать и выбрать только один - запах охотничьей птицы.

Вот легавая прихватила такой или похожий на него запах. Это заставляет ее прекратить поиск и развернуться в сторону запаха. Теперь ей нужно удостовериться, не ошиблась ли она, не приняла ли запах какой-либо птички за запах дичи. Сделать это она может только во врем потяжки, продвинувшись на ветер, приблизившись к источнику запаха, восприняв более концентрированный запах, чтобы точнее оценить его. Убедившись, что донесшийся до нее запах принадлежит именно охотничьей птице, легавая определяет место, где эта птица находится. Для этого она продолжает движение на потяжке, выбирая наиболее концентрированные струи запаха и двигаясь вдоль них. Наконец концентрация запаха достигает такого предела, который как бы доводит тормозные реакции собаки до определенного порога, заставляющего ее стать на стойку на таком расстоянии, чтобы не спугнуть птицу.

Все эти действия легавая может совершить только при наличии ветра, распространяющего запах. Нет ветра - нет распространения запаха. Однако легавая уже поняла, что в поле ее привели не просто гулять, а искать птицу. И она начинает ее искать, искать единственным доступным в безветрие способом, а именно, "утюжа" землю носом в поисках следов птиц. Один-два дня такой натаски, и низкий балл за манеру причуивания на испытаниях ей обеспечен надолго, а если не принять экстренных мер, то, возможно, и навсегда. Чтобы не применять экстренных мер, чтобы не тратить время на исправление своих ошибок, натасчику лучше не допускать их.

"Заслеженная" собака плоха не только на испытаниях, она плоха и на охоте. Склонность собаки искать следы, а не саму птицу, приводит к крайне большим потерям времени. Ведь чтобы разобраться в следах, найдя их, и выйти на птицу, легавой потребуется не одна минута. Распутать все хитросплетения, а если у легавой и не очень верное чутье, то и постоять в наиболее "горячих" точках на стойке, - отнюдь не быстрое дело. А охотник ждет, он готовится к выстрелу. Собака же, покопавшись в следах и убедившись, что птица уже улетела, уходит дальше в поиск, потеряв время и разочаровав охотника.

Бывает так, что, разобравшись в следах и подойдя к птице, но не чуя ее саму, легавая просто поднимет ее без стойки или спорет. В этом случае охотник разочарован вдвойне: и время потеряно, и птица, вылетев в стороне, ушла.
Мало того, обучение легавой в безветрие не способствует выработке у нее правильной манеры поиска, о чем уже говорилось. Если же собака уже обладает более или менее правильным челноком, то результатом длительного хождения с ней при отсутствии ветра явится утеря ею приобретенных навыков поиска, собака "разболтается", и наставить ее снова на путь истинный будет нелегко и непросто.

Наконец, последнее. Только в ветреную погоду собака может отточить стиль своей работы. Только при ветре развивается и укрепляется стиль манеры причуивания, характерный для каждой породы, а также красота стойки, типичность потяжек и подводок. Как правило, в безветрие собака работает крайне некрасиво, и если значительная часть натаски осуществлялась именно в таких условиях, то эта "некрасивость", нетипичность закрепятся, и бороться с этим станет скорее всего невозможно.

Использование опытной собаки. Брать в поле одновременно с молодой собакой во время ее натаски старую, опытную собаку можно только для розыска дичи. Пускать их обеих в поиск нельзя, так как молода мгновенно скопирует все особенности в работе ранее натасканной собаки.

Мало того. Когда в поиске находятся две собаки, внимание натасчика раздвоено и, хочет он того или нет, меньше внимания уделяется молодой. А ей как раз сейчас надо уделять все внимание, ибо мельчайший ее промах, малейшая ошибка, ускользнувшая от внимания натасчика и повторенная собакой еще раз, станет вскоре нормой в ее работе, исправлять же что-либо гораздо труднее, чем не допустить ошибки. Вот молодая собака развернулась назад в конце параллели челнока, вот она приостановилась, чтобы обнюхать следы, вот она побросилась на пару метров за птичкой, вот она просто-напросто спорола птицу, обойдя ее за ветром. Пока все это мелочи, но, повторенные несколько раз, они могут стать системой, а это уже очень плохо. Натасчик же этого не видит, он следит за старой собакой, которая как раз в этот момент причуяла что-то и перешла на потяжку, а затем стала. Тут натасчик ищет взглядом молодую, чтобы подозвать ее к себе, взять на поводок и подвести к стойке старой собаки, и видит такую картину: молодая собака вдалеке с упоением гонит споротого перед тем дупеля. И все труды натасчика по недопущению гоньбы, все принимаемые им меры по чрезвычайно осторожной отработке молодой собакой птицы в одно мгновение пошли прахом: научить собаку гонять крайне просто, отучить же ее от этого можно только жесткими мерами да и то только в ущерб другим качествам, прежде всего - легкости подводки.

Итак, одновременно пускать в поиск двух собак - натасканную и натаскиваемую - нельзя. Что же касается розыска дичи старой собакой для показа дичи молодой, то и здесь надо соблюдать ряд правил. Прежде всего, надо учесть, что молодая собака, даже находясь на поводке в время работы старой, очень хорошо запоминает отдельные черточки ее манеры работы и, как было сказано ранее, скопирует эти черточки. Это равно плохо и в случае, если старая собака имеет недостатки в работе, и в случае, если она никаких недостатков не имеет. Последнее встречается крайне редко, однако допустить такое можно. Почему же это плохо? Почему плохо, если молодая собака скопирует безупречную работу старой?

Дело в следующем. Старая собака, отрабатывая птицу, строит свою работу на многолетнем опыте, используя приемы, доступные и присущие только ей. Она может отработать птицу, учтя и условия местности, и особенности ветра, и даже поведение птицы в данное время. Многолетние навыки позволяют ей правильно отработать птицу в данных условиях, навыки, которыми молодая собака не располагает. Копируя приемы работы старой собаки, но не обладая ее навыками, молодая не приобретет положительного опыта; ее работа чаще всего окончится конфузом. Более того, она начнет приобретать отрицательные навыки. Егеря, используя старую собаку для поиска дичи, ведут молодую при этом обязательно на коротком поводке и все время отвлекают ее от работы старой - отдергивают, отдают команды "Рядом!", "К ноге!", время от времени укладывают, заводят в высокую траву и т.д. Молодая собака как можно меньше должна смотреть на работу старой.

Есть здесь и еще один момент. Каждая собака - индивидуальность. Лучше, если каждая индивидуальность развивается вполне самостоятельно, без каких-то трафаретов. Только так она сможет развиться полностью и достичь своего потолка. Копирование чего-то, пусть даже очень неплохого, подражание чему-либо, пусть даже выдающемуся, не есть способ достижения высот. Высоты достигаются в результате движения своим собственным, оригинальным путем. Так что не надо ограничивать развитие собаки, заставляя ее копировать что-то; идя своим путем, она, возможно, покажет лучшие результаты.

Метеоусловия. Выходя на работу с собакой в поле, натасчик, кроме наличия ветра и его силы, должен учитывать и другие метеоусловия. Бывает так, что накануне собака работала прекрасно, а на следующий день ведет себя таким образом, будто забыла всю науку: поиск ее ухудшился, голова все время внизу, птиц отрабатывает впритык или вовсе спарывает, не слушается и т.п. Натасчик выходит из себя, злится на собаку, начинает наказывать ее, а она ни в чем не виновата. Виноваты же ухудшившиеся метеоусловия. На работу чутья собаки, а следовательно, практически и на все остальное, метеоусловия влияют весьма сильно. Про ветер и его силу уже говорилось, однако это еще далеко не все. На работу собаки влияют также частота смены направления ветра, давление и влажность воздуха, наличие или отсутствие дождя, приближение грозы, температура воздуха, наличие или отсутствие облачности, а также время дня. Все это должен учитывать натасчик.



Поощрение собаки. Крайне внимательно во время работы с собакой натасчику следует относиться к вопросам ее питания, ибо от этого зависит не только выносливость собаки, но и качество ее работы. С одной стороны, работа в поле, пусть она продлится не более 2-3 часов в день, требует усиленного питания, чтобы компенсировать расходы энергии. С другой стороны, сытая собака труднее в дрессировке: вкусопоощрительный метод в этом случае сработает слабо. Строить же натаску только на механическом методе нецелесообразно, а то и просто невозможно. Выход - в продуманном режиме питания, зависящем от конкретной собаки.

Если собака послушна, мягка, выполняет команды натасчика быстро и точно, то ее рацион должен учитывать только затраты энергии. Если же собака непослушна, трудна в дрессировке, то ее приходится переводить на специальный режим питания. Правила здесь очень просты: в день, когда с собакой намечено заниматься, ее до занятий не кормят. Если собака очень непослушна, ее не кормят и накануне вечером. Как говорят, в поле такие собаки должны идти, глядя одним глазом вперед, а другим - на карман натасчика. В этом и только в этом случае возможно применение вкусопоощрительного метода дрессировки. С собакой, поголодавшей полсуток, ничего страшного не случится - у нее вполне хватит сил поработать 2-3 часа.

А как быть с собаками, которые вообще едят плохо и непослушны? Для таких собак полсуток голодовки - вполне обычная вещь. Некоторые охотники поступают так. Собаке ставят корм, она от него отказывается. Корм убирают и предлагают вновь часов через двенадцать. Если снова следует отказ, еду снова убирают и опять предлагают через двенадцать часов. И так далее, пока собака не съест пищу о жадностью. Вот в таком состоянии, когда собака жадно ест, ее и надо вести для занятий в поле, ограничив, естественно, время занятий. В этом случае за кусочек сушки она выполнит все что угодно. Как известно, одна из основных команд при работе с легавой - это команда "Ко мне!". С собакой, не выполняющей этой команды, в поле просто нечего делать. Усвоение этой команды, ее безукоризненное выполнение достигается только с лакомством, и это лакомство должно быть желанным, особенно действенным, когда собака голодна. Однажды пришлось встретить натасчика, который утверждал, что непослушную собаку вообще дома кормить не следует: необходимое ей питание она будет получать в поле в виде поощрения за правильно выполненные задания.

Переводя собаку на режим голода, не надо перебарщивать. После каждого выхода в поле кормить ее следует обязательно, причем в большем количестве, чем при обычной кормежке. Только перед следующим выходом в поле можно поэкспериментировать с едой, чтобы добиться лучшего послушания.

Поощрение собаки. Из предыдущего пункта следует, что при каждом выходе на работу с собакой в поле натасчик должен иметь при себе лакомство. Что это такое, уже говорилось. Важно, чтобы это лакомство имелось в достаточном количестве. Поощрять собаку надо за каждую точно выполненную команду. До места натаски натасчик ведет собаку на поводке. Она потянула вбок, ей скомандовали "Рядом!". Она выполнила команду - немедленно должна получить лакомство. Пришли на место начала работы. Натасчик командует "Лежать!". Собака выполнила команду - ее награждают лакомством. Собака пущена в поиск. Сразу же следует позвать ее к себе. Собака подошла - и получила лакомство. Так еще до основной работы собаке как бы втолковывается: "Будешь слушаться, будешь награждена". Это как бы откладывается у собаки в памяти, и когда возникнет действительна необходимость в выполнении той или иной команды, соответствующая ячейка памяти сработает, вызвав более охотное и быстрое выполнение команды.

Однако и в этом случае надо не переусердствовать. Бывает, что еще до начала работы натасчик скормит собаке все взятые с собой запасы. Мало того, что он лишится средств поощрения, он еще и накормит собаку до работы. Поэтому за успешное и точное выполнение команд на пути к месту натаски надо применять и другие средства поощрения, а именно, ободряющие слова, оглаживание и т.п. Лакомство должно быть таким же средством поощрения, как и другие его виды.

Принадлежности натаски. Помимо лакомства, натасчик должен иметь при себе и технические средства натаски: парфорс, плетку, поводок и чок-корду, а также, конечно, ошейник с кольцом для пристегивания карабина поводка или чок-корды и свисток.

Парфорс, или строгий ошейник, придется, скорее всего, изготовить самому, так как имеющиеся в продаже металлические парфорсы предназначены для ведения собак на поводке, но не для использования их во врем свободного поиска собаки: они тяжелы и, кроме того, могут соскочить через голову.

Плетка может быть сделана из ремня, у основания она должна быть толстой, постепенно утончающейся к концу.
Чок-корда представляет собой плоский шнур типа парашютной стропы длиной 20- 25 метров с карабином на одном конце.

Свисток следует иметь без горошины, с высоким звуком. Его подвешивают на тесемке, пропущенной через петлицу одежды, или вешают на шею. Свисток - лучшее средство управления собакой. Его звук доносчив и необычен для слуха собаки, поэтому хорошо привлекает ее внимание.

Подзыв собаки. Подзывая собаку к себе во время ее нахождения в поиске, надо давать длинный свисток - во весь запас легких. Если собака не подходит, свист надо повторять до тех пор, пока собака не оглянется. После этого, наклонившись, надо похлопать себя по голенищу сапога или просто присесть. Собака, заинтересовавшись внезапным уменьшением роста ведущего, непременно подойдет к нему. Подошедшей собаке всегда необходимо давать лакомство. Если при этом просто отрабатывается подход собаки на свисток, и ведущий не имеет каких-либо других целей, например, взятие собаки на поводок, ее надо немедленно вновь пустить в поиск, чтобы она не связала подход с непременным ограничением свободы. Такие подзывы на длинный свисток необходимо повторять достаточно часто, каждый раз давая собаке лакомство или иначе поощряя ее, и вновь отправлять в поиск. Это может в значительной степени помочь во врем полевых испытаний, когда для того, чтобы навести собаку в какое-либо место, нет других способов, кроме предварительного подзыва ее к себе.

Управление поиском. Приказывая собаке изменить направление поиска, следует издавать короткие свистки, повторяя их до тех пор, пока собака не оглянется. Когда собака обернется, надо указать ей новое направление поиска и самому сделать несколько шагов в ту же сторону, как бы командуя собаке идти за собой. Постепенно собака привыкнет к тому, что короткий свисток означает сигнал к возможному изменению направления движения.

Укладывание собаки. Если собака погонит птицу, не реагируя на команду "Лежать!", то следует быстро перемещаться за собакой, практически бежать, стараясь срезать расстояние, и перехватить ее по дороге, все время во весь голос повторяя команду "Лежать!". Если собака приучена к выполнению этой команды, она рано или поздно ляжет, либо во время гоньбы, либо на обратном пути к ведущему. Здесь ее надо спокойно поймать за ошейник рукой и, отнюдь не наказывая в том месте, где она легла, отвести к месту начала гоньбы, по дороге дергая за ошейник и укоризненно поругивая. Приведя собаку на место начала гоньбы, т.е. в то место, где первый раз была отдана команда "Лежать!", ее следует уложить принудительно, подавая команду "Лежать!", и сделать серьезное внушение. Интенсивность и метод этого "внушения" должны зависеть от отношения к ним собаки. Некоторым собакам вполне достаточно устного выговора, некоторых же придется выпороть. Следует помнить, что остановка собаки или подзыв ее после гоньбы командами "Ко мне!", "Рядом!" и т.п. - запрещается. В дальнейшем при каждом взлете птицы, сработанной, споротой или даже вылетевшей не от собаки, но поблизости от нее, отдача команды "Лежать!" и выполнение собакой этой команды обязательны.

Использование корды. При первом пуске в поиск собака послушная, находящаяся что называется "в руках", может быть пущена без корды. В противном случае - обязательно с кордой. Пусть корда волочится за собакой по земле. Собаке она не помешает, натасчику же как бы удлинит руки для управления собакой.

Во время охоты в лесу все благоприятные условия для работы собаки значительно уменьшаются, а иногда совершенно исчезают. Пользование ветром здесь уже значительно осложнятся вследствие различного рода заслонов.

Во время охоты в лесу все благоприятные условия для работы собаки значительно уменьшаются, а иногда совершенно исчезают. Пользование ветром здесь уже значительно осложнятся вследствие различного рода заслонов. По той же причине нарушаются правильность поиска и наблюдение за собакой со стороны ведущего.

Как бы собака ни была хорошо поставлена, она требует при первых выходах в лес не меньшего внимания, чем при первоначальной ее натаске на открытых местах - по болоту.

Начинать же с ней охоту по лесной дичи следует лишь тогда, когда она достаточно ознакомилась со всеми новыми для нее условиями, а у охотника есть уверенность, что собака точно будет выполнять его распоряжения. Правда, встречаются и такие легавые, которые, попадая в лес, сразу же сокращают свой ход и поиск, приспособляясь к характеру местности.

Но на это не всегда приходится рассчитывать. Одно несомненно; идти в лес с собакой можно лишь в том случае, когда она вполне поставлена и безукоризненно послушна. А это значит, что она позывиста на свисток, идет по приказанию у ноги, по приказанию "лечь" ложится и вполне спокойна после взлета птицы и выстрела.

При первых выходах с легавой в лес, конечно, необходимо принять все меры предосторожности: надеть на собаку ременной круглый ошейник с бечевкой 2 м длиной, иметь при себе плоский металлический свисток (без горошины). В начале следует избегать лесной чащи, предоставляя работать собаке на поросших папоротником сечах, с редким кустарником, и по ягодникам.

При работе в лесу, особенно без длинного поводка, поведение молодой собаки может сразу же измениться. Она или мелькнет на быстром галопе среди кустов и умчится в глубь леса, или, наоборот, сбавив ход начнет приостанавливаться чуть ли не перед каждым деревом, внимательно прислушиваясь к щебетанию сидящих на нем птичек.

В первом случае, если собака, несмотря на призыв свистка, не является, следует осмотреть местность, особенно в том направлении, куда в последний момент удалилась собака: не стоит ли она на стойке, скрывшись за какой-либо густой растительностью.

Если собаки поблизости нет, нужно спокойно присесть, давая ей свистком сигналы. Долго ждать не придется: собака, запыхавшись, примчится с растерянным видом, как бы извиняясь, за свой поступок. В данном случае наказание должно быть совершенно исключено. Наоборот, следует приласкать собаку, на несколько минут уложить около себя, а затем, выбрав наиболее открытое место, снова направить ее в поиск, при этом свистком и жестом руки стараться держать собаку на виду у себя, а при излишней с ее стороны горячности время от времени укладывать. Собака постепенно уяснит, что поиск и свой ход в лесной обстановке следует сокращать и чаще следить за направлением хода своего владельца.

Во втором случае, когда собака проявляет в лесу нерешительность, а иногда робость, следует на первое время освободить ее от бечевки и, ласково поглаживая, энергично посылать в поиск. Если собака все же будет интересоваться всякими птичками, нужно ее отзывать и, быстро двигаясь вперед, жестом руки направлять в поиск.

Наконец, работа с собакой закончена, и охотник приходит с ней в лес на охоту. Примерно после получаса безрезультатной работы собака вдруг оживляется и начинает обнюхивать наброды и, взяв, по-видимому, след торопливо идет на потяжке; без стойки она поднимает снявшуюся с громким клохтаньем тетерку.

Попытка собаки сделать бросок за улетающей тетеркой должна быть предотвращена приказанием лечь, а в случае надобности - и легким одергиванием взятой в руки бечевки. Дав собаке некоторое время полежать и успокоиться, берут ее к ноге и возвращаются к месту первоначальной прихватки. Сделав два небольших круга, собака идет осторожно, потом, повернув против ветра, замирает на стойке. Держа в руке наготове конец бечевки, охотнику следует приказанием "вперед" заставить собаку двинуться дальше и "подать" затаившегося тетеревенка. После правильной работы собаку нужно уложить и приласкать. Если же собака, несмотря на приказание идти вперед, не двигается, словно боясь спугнуть затаившуюся под самым ее носом дичь, следует, не ослабляя внимания к собаке, сделать шаг вперед и заставить птицу сняться, не забыв при этом уложить собаку.

Постепенно можно дать собаке "сработать" всех остальных тетеревят, разместившихся невдалеке друг от друга. После каждой работы полезно заметить направление полета птицы, чтобы легче было искать с собакой перемещенный молодняк. В утреннюю или вечернюю зари рекомендуется выждать около получаса, чтобы молодые тетерева собрались вместе. Это значительно облегчит собаке возможность найти выводок и "сработать" каждую птицу поодиночке. При розыске перемещенных тетеревят рекомендуется особенно следить за тем, чтобы прихваченная собакой старка не отвела ее далеко в сторону и, разгорячив слишком низким своим полетом и громким клохтаньем, не дала повода погнаться за ней.

Не менее хорошую практику для молодой легавой дает работа на моховых болотах по белым куропаткам. Преимущество тренировки по белой куропатке перед тетеревом заключается в том, что моховые болота более открыты и на них легче руководить собакой; кроме того, эта дичь бежит довольно далеко только при первом подъеме, а затем разбитый выводок плотно залегает. К тому же белая куропатка при своем подъеме не так волнует собаку, как тетерев.

Тем не менее, как и при всякой встрече с новой для молодой собаки дичью, необходимо быть готовым ко всяким неожиданностям. Так, например, разбираясь в многочисленных набродах выводка, собака может прежде всего напасть на след петуха, который, быстро убегая, уведет ее далеко. В данном случае при излишне торопливой подводке необходимо, имея в руках привязанную к ошейнику бечевку, слегка одергивать собаку и словами "тише, тише" останавливать ее. В случае необходимости можно даже уложить собаку, чтобы сбавить ее излишнюю горячность. При подъеме из-под стойки петуха, который при этом издает заманчивое для собаки гоготанье, следует ее немедленно же уложить, а при малейшем неповиновении одновременно одернуть за бечевку.

Прекрасной практикой для легавой в лесу может служить работа на осенних высыпках по вальдшнепам. В осенний период вальдшнеп по обыкновению выбирается из сплошных, частых зарослей в более открытые березовые или ольховые рощицы. Благодаря уже и почти опавшему листу и отсутствию травяной растительности работа собаки достаточно хорошо видна, и за ней легко следить.

Осенний вальдшнеп, сильно отъевшийся, затаиваясь, хорошо выдерживает стойку. Перемещается он сравнительно недалеко.

Первые выходы с собакой в лес лучше делать недели за две до открытия охотничьего сезона, когда дичь уже летная, но еще недостаточно взматеревшая и поэтому не так быстро бежит и недалеко перемещается.

Вначале лучше проводить работу с собакой без ружья, чтобы не напугать ее выстрелом. Начать же стрелять следует только после того, как собака вполне освоилась с новой для нее лесной обстановкой и абсолютно спокойна после взлета птицы. Не следует стрелять по случайно снявшейся, так называемой "шумовой" птице, что по обыкновению очень сильно горячит собаку.

При соблюдении указанных требований к открытию сезона охоты собака окажется вполне подготовленной, и с ней можно будет охотиться без риска ее испортить.

НАТАСКА ЛЕГАВОЙ ПО ПОДСАДНОЙ ПТИЦЕ

Отсутствие птицы или большое расстояние от дома до болота обычно ставят натасчика в затруднительное положение. В таком случае приходится прибегать к подсадной птице, которая может оказать помощь в деле первоначальной постановки молодой собаки.

Отсутствие птицы или большое расстояние от дома до болота обычно ставят натасчика в затруднительное положение. В таком случае приходится прибегать к подсадной птице, которая может оказать помощь в деле первоначальной постановки молодой собаки.

Первоначальная натаска по подсадной дичи имеет даже ряд преимуществ прежде всего из-за близости расстояния, наличия птицы и экономии времени для натасчика. Подсадная птица позволяет проводить натаску собаки регулярно, без каких-либо перерывов. Кроме того, при первых выходах с собакой в поле для успеха в натаске очень важно и то, что собака сразу же попадает на дичь, а не носится попусту, гоняясь за разными птичками.

Лучшей подсадной дичью для натаски считается перепел, которого довольно легко приучить к домашнему содержанию. К тому же перепела не трудно поймать сеткой или сачком. Для того чтобы подсадной перепел далеко не улетел, ему подрезают или связывают по четыре маховых пера на каждом крыле, а чтобы он и не убегал, ему на первое время перевязывают ножки, оставляя между ними расстояние примерно 1 см. Натаску собаки на подсадного перепела лучше всего проводить на открытых лугах, с небольшой отавой или невысокой травой.

Придя на такое место, охотник укладывает собаку, а затем пускает ее в поиск, позволяя ей достаточно набегаться, чтобы несколько сбавить ее горячность. После этого собаку берут на поводок и уже приступают к натаске.

Щенка подвязывают взамен поводка на бечевку длиной до 5 - 6 м, а тем временем помощник (если он имеется) сажает где-либо в отдалении в траву перепела, отметив место посадки небольшим колышком. Затем, взяв щенка к ноге, проводят его некоторое расстояние и, не доходя примерно пятидесяти-шестидесяти шагов до птицы, укладывают его и, пустив в поиск обязательно против ветра, наводят на подсадную птицу (тем же способом, как и при натаске собаки по перемещенной на воле птице). Если же собака начинает во время подводки излишне горячиться, то ее следует одергивать бечевой, приговаривая "тише, тише".

После взлета птицы от собаки обязательно нужно добиваться спокойного поведения, чтобы по команде "лежать" она ложилась, а в случае надобности одергивать ее бечевкой. Подсадной птицей следует пользоваться осторожно, применяя работу по ней не более пяти-шести раз за один выход в поле, иначе собаке надоедают эти уроки. Более того, она может привыкнуть к смирной, небегущей птице, которая после нескольких подъемов станет затаиваться, и в будущем собаке станет трудно справляться с более строгой дичью.

В качестве подсадной птицы можно с успехом использовать и болотную дичь - дупеля и бекаса. Но ввиду того что эти птицы крайне нежные и труднее поддается домашнему содержанию, их нельзя продолжительно использовать при обучении собаки.

КОЛОСОВ В., ЛЕОНТЬЕВ В.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ
Теги материала
Оставить комментарий Google Facebook Вконтакте Mail.ru Twitter Livejournal
Для того чтобы оставить комментарий войдите через социальный сервис.


Комплексы Экстремального Выживания на основе арчери-рогаток стреляющих стрелами
Календарь ягодника, сбор ягод, когда собирать ягоды
Первая помощь, экстренная помощь, как оказать первую помощь